Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Практика европейского суда по участию в деле нескольких адвокатов

Однако процессуальная борьба по этому спору продолжается до сих пор. Адвокаты даже успели дойти до Европейского суда по правам человека и получить постановление, признающее нарушение их права на справедливый суд. Они попытались использовать его для пересмотра по новым обстоятельствам решения апелляции, но областной суд им отказал. На днях этот отказ был подтвержден Первым кассационным судом общей юрисдикции.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

§ 4. Европейский суд по правам человека о защите по назначению в России

Европейский Суд по правам человека является международным органом, юрисдикция которого распространяется на все государства — члены Совета Европы, ратифицировавшие Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, которая вступила в силу 3 сентября г. Участниками Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод являются подписавшие ее государства, которые приняли на себя обязательства признавать, соблюдать, обеспечивать реализацию и эффективную защиту прав и свобод человека каждому, находящемуся под их юрисдикцией.

Конвенция не только провозгласила основополагающие права и свободы человека, но и создала особый механизм их соблюдения и защиты, заключающийся в функционировании ЕСПЧ. Европейский Суд по правам человека призван обеспечивать неукоснительное соблюдение и исполнение норм Европейской конвенции государствами, являющимися членами Совета Европы. ЕСПЧ осуществляет эту задачу путем рассмотрения и разрешения конкретных дел, принятых им к производству на основе индивидуальных жалоб, поданных физическим лицом, группой лиц или неправительственной организацией.

В ЕСПЧ рассматриваются также жалобы на нарушение Конвенции государством — членом Совета Европы со стороны другого государства-члена, межгосударственные жалобы. В соответствии со ст. Российская Федерация вступила в состав Совета Европы в г.

В связи с этим все российские граждане, а также лица, не имеющие гражданства, но находящиеся на территории государства — члена Совета Европы, получили право на обращение в ЕСПЧ с жалобой на неправомерные действия или бездействия государственных органов РФ, нарушающие их права. На территории РФ Конвенция вступила в силу 5 мая г.

С этого дня, учитывая, что согласно п. Решения ЕСПЧ имеют абсолютную юридическую силу на территории РФ и обязательны для исполнения всеми органами государственной власти. При этом ЕСПЧ не является вышестоящей инстанцией по отношению к национальным судам и не может изменять или отменять их решений.

По существу решения ЕСПЧ сводятся к ответу только на один вопрос: были ли в конкретном случае допущены нарушения положений Конвенции.

Однако ЕСПЧ может взыскать в пользу заявителя с государства, нарушившего Конвенцию, соответствующую компенсацию материального ущерба и морального вреда, а также вправе возместить выигравшей стороне все издержки и расходы.

Практика показывает, что значительная часть жалоб, поданных в ЕСПЧ, оказываются неприемлемыми и не доходят до рассмотрения по существу. В связи с этим для составления грамотного и мотивированного обращения следует обратиться за квалифицированной юридической помощью к адвокату, который обладает необходимыми знаниями в области национального права и знаком с практикой ЕСПЧ. В отличие от российской правовой системы, где нет прецедентного права, ЕСПЧ работает в области прецедентного нрава.

ЕСПЧ, давая толкование правам и свободам, гарантированным Конвенцией и Протоколами к ней, применительно к обстоятельствам каждого рассматриваемого дела, раскрывает их объем и содержание в соответствии с целями Конвенции. Буквальное толкование норм Конвенции без обращения к решениям ЕСПЧ может привести к неправильному пониманию положений, изложенных в ней. Поэтому для правильного понимания значения статей Конвенции российскому адвокату, решившемуся обратиться в ЕСПЧ, необходимо внимательно изучить его решения, касающиеся тех прав и свобод человека, которые, по мнению заявителя, были нарушены.

Первоначально адвокат оказывает помощь в подготовке и оформлении должным образом жалобы в ЕСПЧ. На данном этапе необходимо изучить материалы судебных разбирательств в России и иных документов, связанных с предметом жалобы в ЕСПЧ, осуществить сравнительный анализ европейских стандартов по правам человека и российского законодательства, материалов Пленумов Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и постановлений Конституционного Суда РФ.

Далее следует разработать позицию по делу на основе европейских стандартов по правам человека по аналогичным делам. Завершается первый этап непосредственно подачей жалобы в ЕСПЧ. Индивидуальные жалобы могут быть поданы в ЕСПЧ как самим гражданином группой граждан, организацией , так и его представителем. В случае подачи жалобы представителем это должно быть указано в самой жалобе. Наряду с контактной информацией представителя должна быть приложена доверенность от заявителя на право ведения дела в ЕСПЧ.

Отличительной чертой данной доверенности является наличие подписи представителя, удостоверяющей тот факт, что он принимает на себя обязательства по ведению дела. Наиболее эффективной представляется защита интересов заявителя в ЕСПЧ тем же адвокатом, который участвовал в процессе разбирательства дела на национальном уровне, так как уже в процессе разбирательства дела в первой инстанции должна начаться подготовка позиции заявителя для ЕСПЧ.

В случае признания ЕСПЧ жалобы приемлемой, наступает следующий этап работы адвоката — активная переписка с ЕСПЧ, которая заключается в подготовке писем, объяснений, замечаний, возражений, пояснений, а также предоставление запрашиваемых судом других документов. Далее следует этап непосредственного участия адвоката в слушаниях дела в ЕСПЧ и завершающим этапом работы адвоката является участие его в исполнении постановлений и решений суда при удовлетворении требований жалобы.

Жалоба, поданная в ЕСПЧ, проходит несколько этапов. Одним из первых является изучение обращения на предмет его соответствия формальным требованиям, изложенным в Конвенции, прежде всего в ст. Большинство жалоб, поданных в ЕСПЧ, отклоняются в связи с невыполнением условий приемлемости жалоб, поэтому на первом этапе работа адвоката направлена на составление и принятие ЕСПЧ жалобы заявителя.

При подготовке и подаче жалобы в ЕСПЧ адвокат должен разъяснить обратившемуся к нему лицу необходимость соблюдения следующих основополагающих требований:. Жалоба должна быть подана надлежащим лицом, то есть человеком, пострадавшим от нарушения Конвенции и считающим себя жертвой нарушения прав. При согласии с мнением заявителя ЕСПЧ может присвоить ему официальный статус жертвы нарушения прав. В исключительных случаях суд может признать статус потенциальной жертвы за заявителем, которому еще только угрожает нарушение его прав, но только при условии, что существует реальная угроза нарушения его прав.

Например, в деле "Класс и другие против Федеративной Республики Германия" заявители жаловались на нарушение права на уважение частной жизни и корреспонденции ст. Заявители не смогли доказать, что эти нормы применялись непосредственно к ним, однако ЕСПЧ признал их жертвами нарушения прав, поскольку за заявителями могло вестись такое наблюдение [1]. Кроме того, в некоторых случаях ЕСПЧ может признать приемлемой жалобу лица, не являющегося непосредственной жертвой.

Если лицо, чьи права были нарушены, умерло или пропало без вести, его родственники или иные, тесно связанные с ним лица, могут обратиться в ЕСПЧ с жалобой на нарушение прав и свобод умершего или исчезнувшего, и Суд может признать их косвенными жертвами нарушения прав.

Но в этом случае в жалобе должно упоминаться имя непосредственной жертвы. В этой связи можно упомянуть в качестве примера дело "Сыркин против Российской Федерации", в котором заявителем являлся гражданин Российской Федерации, проживающий в Украине, выдвинувший жалобу об исчезновении сына во время прохождения последним военной службы в Германии. Заявитель утверждал, что его сын незаконно удерживается российскими властями и потому не имеет возможности освободиться или самостоятельно обжаловать свое задержание [2].

Кроме того, в отличие от Конвенции, участниками которой являются все государства — члены Совета Европы, ратификация дополняющих ее Протоколов не является обязательной, поэтому разные государства участвуют в различных Протоколах. В связи с этим адвокату следует помнить, что ЕСПЧ компетентен рассматривать жалобы на нарушение прав и свобод, гарантированных конкретным Протоколом, только в том случае, если данный Протокол ратифицирован государством-ответчиком.

В Конвенции и Протоколах к ней не нашли отражение социально- экономические права, например, право на бесплатное жилище, право на бесплатное медицинское обслуживание и другие, поэтому жалобы на нарушения указанных прав не будут рассматриваться ЕСПЧ.

Для защиты социальных и экономических прав следует обращаться к Европейской социальной хартии, которую Российская Федерация подписала 14 сентября г. В ЕСПЧ рассматриваются только те жалобы, которые направлены против государства, подписавшего и ратифицировавшего Конвенцию, и которые относятся к событиям, наступившим после даты ратификации Конвенции этим государством. Жалобы против Российской Федерации могут быть приняты только в связи с нарушениями положений Конвенции, совершенными после 5 мая г.

Поскольку рассмотрению подлежат только те жалобы, которые направлены против действий бездействия государственных органов, ЕСПЧ не примет жалобу против частных лиц или неправительственных организаций.

Более того, ЕСПЧ не примет к рассмотрению жалобу, если она является анонимной либо является по существу аналогичной той, которая уже была рассмотрена ЕСПЧ, или уже является предметом другой процедуры международного разбирательства или урегулирования, и если она не содержит новых относящихся к делу фактов.

При этом аналогичной жалобой является жалоба, поданная тем же лицом, против того же государства, по тем же обстоятельствам, в связи с нарушением тех же прав и свобод человека, гарантированных Конвенцией, которые уже были предметом рассмотрения ЕСПЧ по вопросу приемлемости или по существу дела.

ЕСПЧ объявляет неприемлемой любую жалобу, если сочтет ее несовместимой с положениями Конвенции или Протоколов к ней, явно необоснованной, а также при злоупотреблении правом подачи жалоб. Недопустимо в жалобе употреблять оскорбительные высказывания в адрес государства или должностных лиц. С принятием Федерального закона от Так, жалоба может быть признана неприемлемой и отклонена, если права заявителя были нарушены явно незначительно или им не был причинен существенный ущерб. При подготовке жалобы адвокату следует учитывать положения этого Протокола, с ратификацией которого должны более оперативно рассматриваться обращения граждан в ЕСПЧ.

В соответствии с этими документами, жалобы в ЕСПЧ подаются письменно. Допустимо первоначально жалобу составить в виде письма произвольной формы с кратким изложением существа спора и нарушенного права. Подача предварительной жалобы прерывает течение шестимесячного срока. В жалобе должно содержаться, в какие инстанции гражданин обращался на территории РФ, какие нормы закона, в том числе международных договоров, по его мнению, нарушены и каких результатов он ожидает в связи с рассмотрением жалобы ЕСПЧ.

Важно, чтобы адвокат объяснил в жалобе суть национального законодательства в том объеме, который регулирует нарушенные, по мнению заявителя, положения Конвенции. К жалобе должны быть приложены копии любых относящихся к делу документов и, в частности, связанных с целью жалобы решений, вынесенных по делу гражданина российскими судебными и иными органами.

Кроме того, в жалобе должны быть указаны, в какие международные организации обращался гражданин, когда и какие ответы им были получены. Несоблюдение вышеперечисленных требований может повлечь за собой отказ в регистрации жалобы. Несмотря на то что официальными языками Совета Европы являются английский и французский, жалобу следует подавать на русском языке, поскольку до принятия решения о приемлемости жалобы всякое общение с заявителями или их представителями, а также состязательные бумаги заявителя допускается также на одном из официальных языков государств — участников Конвенции.

На русском языке можно точнее и грамотнее изложить фактические обстоятельства дела, тогда как с учетом специфичности юридической терминологии в каждом языке даже профессиональные переводчики не всегда могут грамотно с точки зрения права изложить ситуацию на иностранном языке. В Секретариате ЕСПЧ работают квалифицированные юристы, владеющие и русским, и английским, и французским языками, поэтому лучше им доверить перевод фактических обстоятельств, и в последующем следует использовать их терминологию.

Как правило, после получения предварительного обращения, Секретариат ЕСПЧ регистрирует его, присваивая номер, и высылает специальный формуляр утвержденной формы. Регистрация означает только то, что жалоба поставлена в очередь и будет проанализирована юристами Секретариата по вопросу ее приемлемости. Регистрационный номер следует указывать в любом последующем письме, направляемом в ЕСПЧ.

Формуляр должен быть заполнен полно и аккуратно, даже если подобная информация уже излагалась в предыдущей переписке. Если заявитель не вышлет заполненный надлежащим образом формуляр в течение года с момента регистрации досье, то досье и предварительная жалоба будут уничтожены.

Все разделы формуляра составлены таким образом, чтобы после ознакомления с формуляром можно было составить представление о нарушении прав человека и о том, может ли жалоба быть потенциально приемлемой. В формуляре должны содержаться следующие сведения:. В последующем заявители должны информировать ЕСПЧ о любых изменениях адреса и всех обстоятельств, имеющих отношение к жалобе. Помимо соблюдения необходимых требований по форме жалобы, адвокату следует должным образом уделить внимание и ее содержанию.

Самым важным моментом в жалобе является описание фактов. Необходимо повествовательно в хронологическом порядке описать все события, которые произошли в жизни заявителя в связи с нарушением его прав. По форме описание фактов должно быть четким, последовательным, относящимся к сути нарушения и без эмоциональной окраски. Жалоба должна быть обоснованной. При обращении в ЕСПЧ надо понимать, что бремя доказывания нарушения какого-либо из прав, гарантированных Конвенцией, лежит на заявителе.

То есть тот, кто обращается за восстановлением права, обязан обосновать свою позицию, предоставив все имеющиеся доказательства нарушения его права. Каждый факт, на который ссылается в жалобе заявитель, должен быть подтвержден документально отказ в вызове свидетеля, отказ в приобщении документов к делу, нарушение установленных законодательством процессуальных сроков.

При этом следует учесть, что требования, предъявляемые ЕСПЧ к доказательствам, значительно отличаются от требований национальных судов. Единственным условием представляемых доказательств является их достоверность. ЕСПЧ принимает в качестве доказательства любые документы, экспертные заключения, фотографии, видеозаписи, переписку с административными органами или должностными лицами, специально собранные для ЕСПЧ письменные показания свидетелей, не заверенные нотариально, копии газетных статей, иными словами, любые свидетельства того, что заявитель говорит правду.

Например, для обоснования пристрастности суда при рассмотрении уголовного дела доказательством явилась статья в газете, в которой обвиняемый назван преступником.

Тем не менее, адвокату целесообразно заверять по возможности у нотариуса документы не столько для ЕСПЧ, сколько для представителя РФ, который может поставить их под сомнение. Кроме того, ЕСПЧ принимает и косвенные доказательства. Например, лицо, к которому применялись недозволенные методы ведения следствия, заявил об этом в суде, что отражено в протоколе судебного заседания, но национальный суд принял данное заявление как желание уйти от ответственности.

Тем не менее, даже такое заявление, отраженное в протоколе судебного следствия, будет являться косвенным доказательством, так как ЕСПЧ исходит из презумпции доверия. После того, как юристы Секретариата проанализируют поступившую жалобу и подготовят все необходимые материалы, жалоба передается на рассмотрение суда.

Палаты Суда на определенный срок образуют комитеты. На первом этапе разбирательства жалобу рассматривает единолично судья ЕСПЧ, который может принять одно из трех видов решений:. Главный вопрос, который призваны решать Комитеты, — это рассмотрение поступившей жалобы на предмет ее соответствия положениям Конвенции и признания ее приемлемой или неприемлемой.

Подборка решений Европейского суда (ЕСПЧ) по делам с устоявшейся судебной практикой

Cуд выявил нарушения прав 23 адвокатов и юристов при проведении обысков в их офисах и жилье, присудив им компенсацию морального вреда и судебных расходов на общую сумму свыше тыс. Заявителями жалоб выступили 20 адвокатов, три частнопрактикующих юриста, а также три доверителя одной из обратившихся в ЕСПЧ адвокатов. Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн обратил внимание на вывод о необходимости распространения гарантий, имеющихся у адвокатов при проведении обыска, на частнопрактикующих юристов.

Заявители указывали на нарушение ст. Кроме того, они упомянули нарушение ст. В шести жалобах в Суд отмечалось нарушение имущественных прав ст. В жалобах отмечалось, что полученные в ряде случаев судебные санкции на обыски у адвокатов и юристов не базировались на достаточных доказательствах, подтверждающих факт владения ими необходимой для следствия информацией.

В 14 жалобах в Страсбургский суд указывалось, что заявители не имели уголовно-процессуального статуса подозреваемого, в 12 случаях единственная связь адвокатов или юристов с уголовным делом, в рамках которого был проведен обыск, объяснялась оказанием ими юридической помощи лицам, вовлеченным в этот уголовный процесс. Из обращений в ЕСПЧ также следовало, что российские суды не уточняли объем отыскиваемых документов и не давали никаких гарантий для защиты сведений, на которые распространялся режим адвокатской тайны.

Кроме того, обыски в помещениях и изъятие электронных устройств не сопровождались никакими процессуальными гарантиями например, присутствием независимых понятых. В своих возражениях Правительство РФ утверждало, что обыски были проведены в соответствии с законодательством и не нарушили ничьих прав в рамках Конвенции: спорные следственные действия проводились в рамках предварительного расследования по уголовным делам в отношении заявителей или третьих лиц.

Также подчеркивалось, что все обыски проводились с санкции судов, и их цель оправдывалась получением необходимой следствию информации, причем органы следствия имели веские основания полагать, что она хранилась в обыскиваемых помещениях.

Как пояснило государство-ответчик, судебные санкции на обыск уполномочили следствие изымать только относящиеся к расследованиям документы. Таким образом, Правительство РФ сослалось на недоказанность заявителями фактов изъятия каких-либо личных или защищаемых адвокатской тайной документов, не имеющих отношения к соответствующим уголовным расследованиям, и использования их против адвокатов или юристов, а также их доверителей или клиентов.

Власти подчеркнули, что обратившиеся в ЕСПЧ юристы, которые не имели статуса адвоката, не могли рассчитывать на защиту их прав в предусмотренном для адвокатов объеме, хотя процессуальные гарантии во время обысков соблюдались в отношении всех заявителей без исключения.

Таким образом, заключила российская сторона, спорные следственные действия были законными и соразмерными их законной цели, как и изъятие необходимых вещественных доказательств. После изучения материалов дела Страсбургский суд презюмировал законность проводимых обысков и указал на необходимость исследования вопроса о допустимости таких следственных действий в демократическом обществе, общего соотношения цели и средств таких действий.

ЕСПЧ вновь напомнил, что само по себе преследование профессиональных юристов наносит удар в самую суть Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Следовательно, проведение обыска в офисах и жилищах адвокатов или юристов должно стать предметом особо строгого контроля. Таким образом, Суду потребовалось выяснить, были ли доступны заявителям эффективные гарантии против злоупотреблений или произвола во время проведения спорных следственных действий.

При этом учитывались тяжесть преступлений, ставших причиной обысков; были ли выданы судебные санкции в надлежащем порядке или они были получены постфактум; были ли решения судов достаточно обоснованными и ограничивали ли они сферу обысков.

Европейский Суд также исследовал присутствие независимых понятых во время следственных действий и наличие иных мер безопасности, предпринятых правоохранителями во время проведения обысков для сохранения режима адвокатской тайны. Кроме того, оценивалась степень возможных последствий для последующей деятельности адвокатов и юристов, а также репутации пострадавших от обыска лиц.

Суд пришел к выводу, что одна из жалоб не может быть рассмотрена, поскольку ее заявители обратились в ЕСПЧ с нарушением установленного шестимесячного срока. В остальных случаях заявитель лишь по одной жалобе имел статус подозреваемого по уголовному делу о клевете на судью, тогда как в отношении остальных дела не возбуждались.

Таким образом, обыски у заявителей по 14 жалобам были проведены в связи с тем, что доверители или клиенты адвокатов и юристов подвергались уголовному преследованию, при этом в двух случаях речь шла о родственниках заявителей.

В связи с этим ЕСПЧ выявил, что судебные санкции на обыски были сформулированы в общих чертах, предоставляя правоохранителям неограниченную свободу действий при проведении следственных действий.

Относительно защиты прав адвокатов при обыске ЕСПЧ отметил, что судебный контроль не является эффективной мерой для защиты их нарушенных прав в указанном ключе. Страсбургский суд не выявил предпринятые национальными судами меры по защите сведений, на которые распространяется режим адвокатской тайны, — в частности, последние не озаботились рассмотрением возможности получения искомой информации из других источников, не прибегая к обыску.

В связи с этим было констатировано, что для нарушения адвокатской тайны достаточно было возбуждения уголовного дела в отношении не только адвокатов, но и их доверителей. С учетом изложенного Европейский Суд заключил, что при вынесении санкций на обыски российские суды не озаботились соблюдением баланса при вмешательстве государства в частные права и его соразмерности законным целям. Касательно наличия процессуальных мер в защиту прав адвокатов и юристов при проведении обысков запрет на изъятие документов, составляющих адвокатскую тайну или же присутствие независимого понятого Европейский Суд отметил, что российское уголовно-процессуальное законодательство не предусматривало соответствующих гарантий до г.

В рассматриваемый период, подчеркнул ЕСПЧ, не было возможности обеспечить присутствие представителя палаты адвокатов во время обысков либо рассчитывать на то, что судебные санкции определяет перечень документов и предметов, которые нельзя будет изъять во время следственных действий.

Присутствие независимых понятых в ходе обысков также не является эффективной процессуальной гарантией, ведь они не обладают специальными профессиональными познаниями, позволяющими надлежаще идентифицировать документы, на которые распространяется режим адвокатской тайны.

Что касается данных на электронных носителях, они также не подвергались выборке со стороны следствия для определения их необходимости. В одном из дел ЕСПЧ отметил, что адвокат заявительницы прибыл после начала обыска, что было неудивительно, ведь никто не предупреждал их о проведении обыска. В другом Суд выявил ограничение прав заявителей на судебную защиту по обжалованию судебных санкций на состоявшиеся обыски. В третьем случае апелляционная инстанция отказала заявителю в рассмотрении его жалобы на проведение у него обыска в связи с уголовным делом в отношении его доверителя, поскольку оно на тот момент уже было направлено в суд.

Относительно ущемления прав юристов, не являющихся адвокатами, Европейский Суд отметил особую уязвимость таких лиц перед российскими правоохранительными органами при проведении обысков в сравнении с адвокатами. ЕСПЧ добавил, что хранение изъятых носителей информации у лиц, в отношении которых не были возбуждены уголовные дела, также представляет неоправданное вмешательство в их права.

Как пояснил Суд, государство-ответчик не пояснило, почему следствие не смогло скопировать данные и вернуть их заявителям. Таким образом, Страсбургский суд выявил нарушение ст. Также в шести случаях были выявлены нарушения ст. В связи с этим Суд присудил различные денежные суммы в качестве компенсации морального вреда, их размер колеблется от 2 до 12,7 тыс. Обратившиеся в ЕСПЧ граждане также получат различные денежные суммы в возмещение понесенных судебных издержек.

В общей сложности с России в их пользу взыскано более тыс. Поэтому в принципе удовлетворение доводов жалобы не являлось неожиданным, а формулировки Суда — принципиально новыми. По его мнению, ожидать радикального изменения правоприменительной практики не приходится, поскольку некоторые позиции Суда уже нашли частичное отражение в новеллах российского законодательства. В обжалованной ситуации такой недопуск имел место по отношению ко мне, и я смог его надлежащим образом зафиксировать.

ЕСПЧ, оценивая данные обстоятельства, резонно указал, что если следователь желает, чтобы адвокат прибывал до начала обыска, то он должен и уведомлять адвоката либо обыскиваемое лицо о предстоящем обыске заблаговременно. Сформулированная Судом позиция о нарушении п. Для того чтобы это, безусловно, положительное решение ЕСПЧ оказало действенное воздействие на правоприменительную практику, необходимо добиться обращения регрессных требований к лицам, допустившим нарушения Конвенции.

Общая сумма материальных компенсаций, определенных судом, превышает тыс. По мнению адвоката АП г. Москвы Александра Баляна, который был одним из заявителей в ЕСПЧ, Суд высказал взвешенную позицию относительно такого явления, когда лень и некомпетентность отдельных правоохранителей покрывается произвольным давлением на адвокатов и вторжением в тайну их отношений с доверителями.

Он отметил, что ЕСПЧ последовательно и однозначно подчеркивает особенную значимость для общества данной темы. Адвокат добавил, что важно и прямое указание ЕСПЧ на обязанность национальных судов проверять, есть ли и не исчерпаны ли все другие помимо обыска у адвоката способы добычи искомых доказательств.

Это и особые требования к получению разрешения на обыск, и обязательное участие представителя адвокатской палаты во время обыска. Но такие гарантии не распространяются на юристов без статуса адвоката. ЕСПЧ совершенно обоснованно признал это недостатком в российском законодательстве.

По мнению юриста, решение вряд ли приведет к изменению законодательства в ближайшее время, но принцип тайны отношений между юристом и клиентом уже закреплен ЕСПЧ, и на него уже можно ссылаться при оспаривании обысков.

Это может быть разработка дополнительных механизмов защиты юристов при проведении обысков на уровне законодательства, в упрощенном варианте — разъяснения Верховного Суда о необходимости исследования судом действительного наличия оснований для проведения обысков, а не простого копирования доводов следствия при выдаче санкции на обыск.

Открытым остается пока вопрос допустимости доказательств, добытых следствием при проведении обыска с нарушением гарантий, представленных Европейской Конвенцией.

Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Рубинштейн считает, что постановление ЕСПЧ находится в русле ранее сформированных им правовых позиций, детализируя и расширяя их. Среди таких аспектов — необходимость учета тяжести преступления и направленности следственной деятельности для надлежащего обоснования и мотивировки. По мнению советника ФПА, также значимыми для правоприменительной деятельности будут являться позиции ЕСПЧ, связанные с допуском адвокатов к своему доверителю в место, где производится обыск, и последующее обжалование как самого судебного постановления, так и действий следователя при производстве обыска.

Rus Eng. Назад Полемика Мнения Интервью Дискуссии. Назад Обучение Обучающие мероприятия Новости об учебе Вебинары Документы по повышению квалификации Образовательные учреждения Обучающие сервисы Выучиться на адвоката Тренажер для тестирования. Назад Гражданам Бесплатная юридическая помощь Правовое просвещение Реестры адвокатов и адвокатских образований. Назад Литература Электронная библиотека русскоязычной литературы Каталог литературы.

Эльман Пашаев лишен статуса адвоката по решению Совета Адвокатской палаты. Виктория Шацкая. Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца. Поделиться Распечатать Прямая ссылка на материал:. История последних изменений.

ЕСПЧ неоднократно рассматривал споры, связанные с адвокатской тайной не только в рамках уголовного судопроизводства, но и при проведении мероприятий налогового контроля в целях получения информации о клиентах адвоката, подозреваемых в тех или иных правонарушениях. Марселя с просьбой санкционировать обыск и изъятие документов в рамках проведения проверки Общества с целью получения бухгалтерских, юридических и иных документов, подтверждающих отраженные в декларациях показатели.

В нем приняли участие адвокаты и юристы. Наталия Брэйди в ходе семинара осветила вопросы теории и практики деятельности Европейского суда по правам человека далее — ЕСПЧ по заявленной тематике. Так, она рассказала о праве на свободу мирных собраний и его связи с правом на свободу выражения мнений, гарантированных статьями 10 и 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Лектор остановилась на отдельных признаках мирного собрания и привела примеры ситуаций, когда собрание в целом утрачивает мирный характер.

Слушатели узнали о позиции ЕСПЧ по вопросам, касающимся обязанности государства обеспечить реализацию права на свободу собраний, в частности, его обязанности обеспечить мирное проведение собрания в случае одновременного проведения демонстраций группами оппонентов. Были рассмотрены и позиции ЕСПЧ по делам, связанным с государственным регулированием права на свободу собраний, формальными требованиями к организации публичных мероприятий, разгоном собраний и применением силы, привлечением к административной ответственности за нарушение порядка проведения публичных мероприятий.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно! Эта позиция впоследствии была подтверждена и развита в семи определениях, вынесенных Конституционным Судом 8 февраля года. Он установил, что бесплатный защитник на стадии кассационного производства должен предоставляться на тех же условиях, что и на более ранних этапах разбирательства дела, и что он обязателен при обстоятельствах, указанных в статье Он далее подчеркнул обязанность судов обеспечить участие защитника в кассационном слушании.

В ряде случаев постановления от 13 октября года, 26 января, 9 февраля, 6 апреля, 15 июня и 21 декабря года, 24 мая и 18 октября года, 17 января года, 3 сентября и 15 октября года Президиум Верховного Суда Российской Федерации отменял определения судов кассационной инстанции и направлял дело на новое рассмотрение на основании того, что суды не обеспечивали участие защитника в кассационном производстве, хотя обвиняемый обязан был иметь правого представителя.

Такой подход был также подтвержден Президиумом Верховного Суда в Обзоре о судебной практике в третьем квартале года Постановление от 23 ноября года и в Постановлении Пленума Верховного Суда от 23 декабря года в редакции от 30 июня года. В последнем документе Верховный Суд особо подчеркнул, что обвиняемый может отказаться от своего права на адвоката только в письменном виде, но суд не связан таким отказом.

Относительно предполагаемого не исчерпания внутренних средств правовой защиты В своем прошении о направлении дела на рассмотрение Большой палаты правительство выдвинуло два предварительных возражения.

Правительство утверждало, что заявитель не исчерпал внутренние средства правовой защиты в отношении жалобы на второе кассационное производство. В частности, он не подал надзорную жалобу на определение от 29 ноября года.

В обоснование своей позиции правительство ссылалось на решения Конституционного Суда России и Президиума Верховного Суда России по другим делам, в которых обвиняемые были лишены защитника на стадии кассационного производства см. Кроме того, он утверждал, что его собственные усилия добиться рассмотрения надзорной жалобы на первое определение от года были тщетными до тех пор, пока Генеральная Прокуратура не почувствовала себя обязанной вмешаться после извещения о том, что заявитель обратился за помощью исправить допущенное нарушение в Европейский Суд.

Такой подход в значительной степени основывается на процессуальной особенности рассмотрения в надзорном порядке в уголовном процессе России, которая не устанавливает какого-либо временного ограничения для возбуждения такого производства. Внутренние прецеденты, на которые сослалось правительство, не могут быть обоснованием его утверждения о том, что надзорная жалоба может быть эффективным средством правовой защиты. Даже если она сработала в каких-то других делах, она все же сохраняет процессуальные свойства, которые привели Суд к выводу о том, что это экстраординарное средство правовой защиты, а не часть обычного процесса исчерпания внутренних средств правовой защиты.

В заключение Суд отмечает, что вопрос, разрешенный Конституционным Судом и Президиумом Верховного Суда, отличался от вопроса, стоящего в настоящем деле. Решения, упомянутые правительством, касались отказа в назначении бесплатного адвоката на стадии кассационного производства.

Суд обращает внимание, что заявление правительства о не исчерпании внутренних средств правовой защиты касается второго кассационного рассмотрения, на котором заявителю был предоставлен адвокат для защиты. Центральный вопрос, поднятый перед Судом в отношении слушаний 29 ноября года, заключался не в отсутствии адвоката, а в эффективности ее правовой помощи.

Ни одно из дел, на которое ссылалось правительство, не касалось этого вопроса, и поэтому не могло быть основанием для заявителя в его надзорных жалобах. Следовательно, возражения правительства должны быть отклонены. Относительно статуса жертвы заявителя Правительство утверждало, как и при разбирательстве в Палате, что благодаря возобновлению производства по делу заявителя в году он потерял свой статус жертвы в том, что касается первоначальной жалобы.

Соответственно, любое последующее обстоятельство не должно попадать в сферу настоящего разбирательства и составляет новую жалобу. Большая палата отмечает, что это возражение было исследовано Палатой в ее постановлении от 15 января года. Палата пришла к мнению, что оно тесно связано с существом жалобы заявителя на основании статьи 6 Конвенции. Большая палата не усматривает оснований для того, чтобы отойти от такого подхода. Действительно, определение статуса жертвы в большой степени зависит от правовой квалификации второго разбирательства или как отдельного дела, или, наоборот, как части того же уголовного дела.

Это, как представляется, является принципиальным предметом разногласия. Суд, таким образом, считает необходимым присоединить возражение правительства относительно статуса жертвы к существу дела и рассмотреть их вместе.

Заявитель жаловался на то, что разбирательство его уголовного дела было несправедливым. В частности, он жаловался, что при рассмотрении кассационной инстанцией в году ему не был предоставлен защитник и что он контактировал с залом суда только по видеосвязи. Заявитель далее жаловался, что в ходе нового рассмотрения в порядке кассации в году, последовавшем за отменой ранее вынесенного определения, его права не были восстановлены. В частности, несмотря на его ходатайства, ему не было обеспечено личное присутствие в зале суда, и он был лишен эффективного общения с назначенным судом адвокатом.

Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права Постановление Палаты Основные выводы Палаты в ее постановлении от 15 января года могут быть суммированы следующим образом. Неудовлетворенность заявителя способом, которым ему была организована помощь защитника, была достаточно ясно доведена до сведения Верховного Суда, была обоснована и правомерна в сложившихся обстоятельствах.

Аргументы сторон Аргументы сторон, поданные письменно и представленные устно в ходе слушаний 20 января года, могут быть обобщены следующим образом. Правительство a Утрата статуса жертвы Относительно второго разбирательства слушание 29 ноября года правительство утверждало, что даже если обжалованные обстоятельства и составляли нарушение статьи 6, то эти факты не имеют отношения к настоящему делу и должны быть представлены заявителем в новом обращении и коммуницированы правительству как отдельное дело.

Правительство утверждало, что оно не имело возможности представить свои комментарии на это новое обращение. Государство не может нести ответственность за каждое упущение адвоката, назначенного для защиты. Правительство высказало мнение, что заявитель должен взять на себя последствия поведения г-жи А.

Правительство далее заявляло, что заявитель не просил о личной встрече со своим адвокатом в дополнительной кассационной жалобе или в дополнительных ходатайствах, направленных в Верховный Суд до начала слушаний. Он не просил Верховный Суд заменить адвоката, а также не выражал пожелания быть представленным адвокатом, выбранным им самим.

Правительство, как представляется, заявляло, что он должен был просить о замене адвоката на того, которому доверяет для того, чтобы воспользоваться благами системы бесплатной правовой помощи. Не сделав это, он отказался от своего права на защитника. Правительство заявляло, что сама г-жа А. Она восприняла свое назначение совершенно серьезно: заранее изучила дело и конфиденциально проконсультировалась с заявителем до начала слушания.

Она не просила о личной встрече с заявителем; однако власти не могут указывать адвокатам, как защищать их клиентов и есть ли необходимость в личной встрече Правительство далее утверждало, что претензии заявителя не имели никаких оснований. Г-жа А. Последний аргумент, выдвигавшийся правительством, касался слушаний 29 ноября года как таковых. Правительство признало важность права обвиняемого на эффективное участие в своей защите. Однако оно указало, что Конвенция и прецеденты Суда не указывают на способ, которым это право должно реализовываться.

Участие в судебном разбирательстве посредством видеосвязи является приемлемой формой участия см. Транспортировка заключенного из Новосибирской области в Москву — длительное и дорогостоящее мероприятие; к тому же, оно принесло бы заявителю много неудобств. Правительство далее заявляло, что заявитель не жаловался на качество видеосвязи, и что она не ограничивала как ли бы иначе его возможность участвовать в слушаниях.

Заявитель a Утрата статуса жертвы Решение вышестоящего суда о направлении на новое слушание составляет в лучшем случае обещание исправления, а результат — реальное исправление — может быть достигнут только в последующем судебном разбирательстве.

С точки зрения заявителя, понимание правительством прецедентов Суда является неправильным. Ни одно из дел, на которое ссылается правительство, не обосновывает его суждение о том, что направление на повторное слушание само по себе является достаточным исправлением нарушения. Напротив, постановления или решения по пяти делам Понюшкова, Федосова, Бабунидзе, Гавриловой и Wong противоречат позиции правительства, а другие три Рябова, Давидчук и Никишиной являются настолько отличными с фактической стороны от настоящего дела, что являются вообще неуместными.

Палата правильно трактовала второе слушание как часть внутригосударственного исправления признанного нарушения права заявителя на справедливое судебное разбирательство в первоначальном судебном процессе.

По мнению заявителя, позиция правительства по делу, заключающаяся в том, что жалобы заявителя на повторное слушание не могут быть рассмотрены в контексте настоящего дела, а только при новом обращении в Суд, по существу является способом избежать рассмотрения Европейским Судом первоначального и повторного нарушения прав заявителя.

Заявитель отрицал, что он отказывался от какого-либо своего права, предусмотренного статьей 6. Ничто не свидетельствует о том, что заявитель отчетливо предрешил какое-либо из этих прав или вел себя так, чтобы из поведения четко следовал бы такой отказ. Напротив, он недвусмысленно письменно ходатайствовал о присутствии на кассационном слушании и об определенной возможности конфиденциально встретиться со своим адвокатом, а также сообщал Верховному Суду о прерываниях видеосвязи.

Заявитель заключил, что ответственность за несоблюдение его прав в связи с повторным слушанием лежит исключительно на властях. Заявитель утверждал, что, несмотря на то, что Верховный Суд назначил защитника, чтобы представлять его на повторном слушании, он сделал это в такой манере, которая сделала невозможной оказание адвокатом эффективной правовой помощи. У заявителя создалось впечатление, что участие г-жи А. Тот факт, что бесплатный адвокат заявителю был назначен и представлен ему в последнюю минуту, в сочетании с тем, что им было предоставлено только пятнадцать минут для общения по видеосвязи, лишил ее какой-либо возможности выступать в качестве защитника иначе, как номинально.

Вот почему предложение Верховного Суда заявителю выбрать другого адвоката в ответ на его возражения было совершенно неуместно: он ничего не имел против г-жи А. Еще два факта в дополнение к тем, что суммированы в постановлении, говорят в пользу вывода Палаты.

Во-первых, учитывая условия, в которых он был вынужден говорить со своим адвокатом, заявитель не ощущал, что может вести беседу с ней откровенно и открыто. Сравнение Суда этих условий с такими альтернативными, как защищенная от прослушивания телефонная линия см.

Во-вторых, поскольку заявитель не имел каких-либо контактов со своим адвокатом до повторного слушания, он подавал все ходатайства в связи с предстоящим судебным заседанием по своему разумению, и все они в конечном итоге были отклонены Верховным Судом.

Учитывая, что причиной возвращения дела в Верховный Суд на новое слушание было нарушение им права заявителя иметь правового представителя на первоначальном слушании, и принимая во внимание тяжесть обвинения, которое предстояло рассмотреть на повторном слушании двойное убийство , это, несомненно, было то дело, в котором Верховный Суд должен бы был приложить все старания для обеспечения заявителя эффективным представительством.

Заявитель утверждал, что он не был обеспечен эффективным правовым представительством и возможностью конфиденциально побеседовать с адвокатом, и что его способность активно участвовать и следить за процессом в зале суда нарушалась техническими неполадками в видеосвязи. Он хотел опровергнуть в кассационном слушании показания некоторых свидетелей при первоначальном рассмотрении дела и поднял в связи с этим вопрос о достоверности своих показаний, и потому его личное присутствие было особенно важным в таких условиях.

Наконец, он не имел возможности представлять доказательства по своему делу на тех же условиях, что и сторона обвинения: прокурор присутствовал в зале суда, в то время как заявитель участвовал в заседании посредством видеосвязи. Анализ Суда 1. Суд выработал два направления прецедентов относительно статуса жертвы заявителя в соответствии со статьей 34 Конвенции. Первое направление касается сущности и объема условий для того, чтобы претендовать на статус жертвы нарушения Конвенции при подаче жалобы в Суд, а именно: может ли лицо считаться прямо затронутым оспариваемой мерой см.

Второй ряд дел относится к вопросу о том, могут ли, если предполагаемое нарушение уже имело место, последующие события привести к утрате статуса жертвы. Суд хотел бы подчеркнуть, что эти два направления прецедентов независимы друг от друга см. Твердо установившимся принципом прецедентов Суда является то, что заявитель может утратить свой статус жертвы при удовлетворении двух условий: во-первых, если власти признали или прямо, или по существу нарушение Конвенции и, во-вторых, если они исправили его см.

Только тогда, когда эти два условия удовлетворены, вспомогательная сущность защитного механизма Конвенции предотвращает рассмотрение жалобы см. Предполагаемая утрата заявителем статуса жертвы включает в себя исследование сущности конкретного права, оснований, выдвинутых национальными властями в принятом ими решении, и сохранения отрицательных последствий для заявителя после решения см.

Очевидно, что в настоящем деле власти признали первоначальное нарушение прав заявителя, предусмотренных статьей 6 Конвенции, по крайней мере, в части, касающейся отсутствия должной правовой помощи при кассационном слушании года.

Суд также рассмотрел, было ли финансовое исправление достаточным с точки зрения объема. В этой связи Суд также повторяет, что различные виды средств могут исправлять нарушения должным образом см. Соответствие и достаточность исправления зависят от сущности нарушения, на которое жалуется заявитель. В контексте уголовной составляющей гарантий статьи 6 полное оправдание или прекращение производства по делу заявителя было признано соответствующим исправлением см.

Однако это в том случае, когда заявителю уже более не наносится вред и он избавлен от каких-либо неблагоприятных последствий. Заявитель может сохранять свой статус жертвы, если он уже отбыл весь срок или часть срока наказания, а компенсация за предполагаемое нарушение не предложена или отсутствует см.

Обзор наиболее важных решений ЕСПЧ в сфере уголовного судопроизводства за 2018 год

В г. Россия ратифицировала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, а также признала обязательной юрисдикцию ЕСПЧ. В данной статье мы попытались проанализировать некоторые вопросы, посвященные обеспечению прав человека и основных свобод при осуществлении адвокатской деятельности в уголовном процессе, влиянию решений Европейского суда на формирование статуса адвоката в целом.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод обязана своим существованием Парламентской Ассамблее Совета Европы, которая разработала на своей первой сессии "нить" обязательств, принятых на себя государствами в силу Устава этой организации, для того чтобы в праве появился международный принудительный инструмент в этой сфере.

Россия ратифицировала Конвенцию, обязавшись тем самым обеспечить каждому закрепленные в ней права и свободы и признав юрисдикцию Европейского суда по правам человека далее - Суд или ЕСПЧ. Как указано в Федеральном законе о ее ратификации от 30 марта г.

N ФЗ, "Российская Федерация в соответствии со статьей 46 Конвенции признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации".

Кроме того, важно учитывать и другие решения ЕСПЧ, так как в них отражается его позиция, и в случае необходимости в отношении России может быть принято аналогичное например, дела "Нимитц против Германии" и "Колесниченко против РФ". Суд особо подчеркивает центральную роль профессии адвоката в отправлении правосудия и поддержании верховенства права.

В данной работе мы постараемся проанализировать некоторые вопросы, посвященные обеспечению прав человека и основных свобод при осуществлении адвокатской деятельности в уголовном процессе, влиянию решений ЕСПЧ на формирование статуса адвоката в целом.

Опыт развитых европейских правопорядком свидетельствует о том, что институт исключения участников там либо отсутствует в качестве общего правила.

Исключение возможно только при наличии соответствующего положения в уставе Англия, Австрия, Франция , или данный институт признается, но иск подается самим обществом или одним из участников на основании решения большинства. Существует правило, что подобный иск может быть заявлен только участником, обладающим долей определенного размера Голландия. В решении по делу "H.

Согласно внутреннему законодательству прошение о повторном приеме может подаваться в течение десяти лет и более при наличии "исключительных обстоятельств". Заявителю было отказано в повторном приеме.

Суд признал, что действие п. Суд отметил, что условие "исключительных обстоятельств" дает возможность различных истолкований и, таким образом, H. Суд также постановил, что, несмотря на тот факт, что прием в коллегию адвокатов носит характер публичного права, адвокатская практика включает в себя ряд функций, носящих характер частного права, и поэтому п.

Для решения о применимости п. Суд отметил ряд публичных начал:. Суд отметил, что адвокатская палата в некотором смысле является частью судебной системы, но этот фактор не является решающим и не мешает адвокатской профессии иметь гражданский характер:. Отсутствует объединение или подчинение местным судам. Напротив, адвокатура несет полную ответственность за свой состав и за дисциплину.

После его принятия суды многих стран - членов Совета Европы начали его использовать в правоприменительной практике по вопросам адвокатуры. В деле был поднят вопрос о том, что требование об обязательном членстве в Ордене врачей для занятия врачебной практикой является несовместимым с положениями ст. В данном деле не было установлено нарушение ст.

Суд отметил, что Орден врачей Бельгии - это институт публичного права. Будучи созданным законодателем, а не частными лицами, он интегрирован в государственные структуры, и в большинстве из его органов имеются судьи, назначаемые королем. Орден преследует цель, представляющую общественный интерес, то есть охрану здоровья людей, обеспечивая в соответствии с законодательством некоторый публичный контроль за профессиональной деятельностью врачей.

В рамках данной компетенции Орден должен определить структуру и членство в нем. Для осуществления поставленных государством задач он пользуется в соответствии с законом очень широкими правами, в том числе административными и дисциплинарными, и использует в связи с этим процедуры, свойственные публичной власти. Следовательно, Орден не может быть признан ассоциацией в смысле ст.

Кроме того, создание данного Ордена бельгийским государством не является препятствием для врачей создавать профессиональные ассоциации и вступать в них, в противном случае ст.

Адвокатская палата выполняет аналогичные функции в сфере оказания юридической помощи. Таким образом, и обязательное членство в адвокатской палате, установленное ФЗА ч.

В РФ адвокаты также вправе создавать общественные объединения адвокатов, быть их членами. Такие объединения не вправе осуществлять функции адвокатских образований, а также функции адвокатских палат субъектов РФ или Федеральной палаты адвокатов либо их органов ст.

В деле "Тропкинс против Латвии" Суд признал особое значение конфиденциальности не только в отношениях между адвокатом и клиентом, но и при обмене адвокатами информацией между собой, если он имеет место в рамках оказания правовой помощи. Совет Адвокатской палаты г. Москвы дал аналогичное разъяснение: "Представляя интересы разных клиентов по одному делу, адвокаты вправе общаться друг с другом, сопоставлять позиции, предлагать их согласование, обмениваться соображениями о перспективах дела.

Сам факт такого общения, обмен сведениями, оценками и предложениями составляют конфиденциальную информацию и не подлежат разглашению, в том числе и клиентам, без согласия коллеги. Адвокат, член профессионального объединения адвокатов Гваделупы, участвовал в демонстрации, во время которой был нанесен ущерб государственному имуществу.

В ходе последующего расследования адвокат отказался отвечать на вопросы. Коллегия адвокатов отказалась применить к нему меру дисциплинарного взыскания в ответ на соответствующий запрос прокуратуры, однако в ходе обжалования в судах было вынесено решение о наказании в форме выговора и наложения штрафа.

Суд отметил, что попытка установить справедливый баланс не должна препятствовать осуществлению свободы адвокатами, которые из-за страха дисциплинарных санкций могут опасаться выражать свои убеждения. Свобода участия в мирных собраниях - в данном случае в демонстрации, которая не была запрещена, - имеет такое значение, что она не может быть ограничена никоим образом, даже для адвоката, пока сам человек в подобном случае не совершил поступок, достойный порицания.

Рассматривая дело "Schopfer v. Деятельность судов, которые являются гарантами правосудия, и эта миссия является главной в правовом государстве, нуждается в доверии со стороны общества. Учитывая ключевую роль адвокатов в этой области, можно ожидать, что они будут способствовать нормальному отправлению правосудия и, таким образом, доверию общества последнему. Помимо содержания выражаемых идей и информации, статья 10 защищает также способ их выражения.

Можно сказать, что свобода выражения мнения играет важную роль также для адвокатов, которые имеют право высказываться публично о функционировании правосудия, но критика не должна преступать определенные пределы.

В этом отношении следует учитывать равновесие, которое должно быть установлено между различными интересами - правом общества на получение информации по вопросам, которые затрагивают функционирование судебной власти, требованием надлежащего отправления правосудия и достоинством профессии адвоката.

Благодаря прямым и постоянным контактам с их членами, обычные власти или суды страны оказываются в лучшем положении, чем международный судья, чтобы установить равновесие. Вот почему они пользуются определенной свободой усмотрения, чтобы судить о необходимости вмешательства в данном деле, но это усмотрение осуществляется одновременно с европейским контролем. В связи с этим прокурор привлек ее к ответственности за клевету - адвокат была приговорена к штрафу в евро.

Проверяя соблюдение ст. Суд, согласившись с тем, что санкция, примененная к заявительнице, была законной и преследовала законную цель, не нашел ее необходимой в демократическом обществе.

По его мнению, вмешательство в действия адвоката по требованию его оппонента плохо согласуется с обязанностью адвоката ревностно защищать интересы клиента. Подход к оценке адвокатских высказываний должен быть достаточно широким, учитывающим все обстоятельства дела. Верно и то, что адвокатскими привилегиями следует пользоваться "честно и с достоинством". Например, Суд ранее признал неприемлемой жалобу адвоката, обвинившего в некомпетентности всех местных судей, прокуроров и адвокатов Wingerter v.

Germany dec. Служащий местной полиции г-н В. При допросе В. На основании подписанных Б. Заявитель оказывал Б. Совет отклонил ее в части якобы имевшего места обвинения в лжесвидетельстве. Однако он посчитал, что заявление о давлении на Б. Жалоба была признана частично обоснованной без применения каких-либо санкций. Заявитель обжаловал решение в апелляционный трибунал, ссылаясь на то, что при осуществлении защиты он был вправе прийти к выводу о получении признания клиента путем оказания на него давления.

Оценивать обоснованность этого вывода мог только суд, к которому он и был обращен; тем не менее жалоба Стера была оставлена без удовлетворения. Как отметил Суд, в данном деле адвокат подверг критике манеру следователя добывать доказательства при допросе обвиняемого, взятого под стражу.

Суд указал, что разница в положении обвиняемого и противостоящего ему должностного лица требует предоставлять повышенную защиту критическим высказываниям в отношении последнего. В данном случае критика была направлена на конкретные действия В. Она была высказана в суде и стала достоянием общественности по желанию самого В. Высказывание адвоката было основано на показаниях его клиента, позднее подтвержденных на допросе у следственного судьи, но до рассмотрения дела дисциплинарным советом.

При данных обстоятельствах Суд не смог согласиться с национальными властями в том, что ссылка на высказывание клиента, сделанная до того, как последний сделал официальное заявление по этому поводу, заслуживает порицания. Хотя никакие санкции к заявителю не применялись, вмешательство в ведение дел "могло омрачить" в дальнейшем исполнение им профессиональных обязанностей.

Ограничение свободы выражения мнения в данном случае Суд не счел отвечающим "неотложным общественным потребностям" и признал ст. Одной из гарантий независимости адвоката, предусмотренных российским законодателем, является свобода выражения своего мнения. Как указано в п. Реклама предоставляет возможность ознакомиться со свойствами предлагаемых товаров и услуг.

Тем не менее реклама может становиться объектом ограничений, направленных, например, на то, чтобы воспрепятствовать недобросовестной конкуренции. Адвокат регулярно помещал в ряде местных газет объявления, рекламируя свою практику, и направлял письма в различные коммерческие организации, предлагая свои услуги. Совет адвокатов Барселоны привлек его к дисциплинарной ответственности по нескольким обвинениям, ему было вынесено несколько замечаний и предупреждений.

Суд отметил, что спорные объявления содержали лишь имя, профессию, адрес и телефонный номер заявителя. Очевидно они были опубликованы с целью рекламы, но вместе с тем они давали лицам, нуждающимся в правовой помощи, полезную для них информацию, которая облегчала им доступ к правосудию.

Заявитель утверждал, что запрет на рекламу для адвокатов создает неравенство между теми членами коллегии, которые имеют самостоятельную практику, и теми, кто практикует, являясь наемными работниками, гражданскими служащими или университетскими преподавателями.

Для первых реклама служит единственным возможным средством сообщить о себе потенциальным клиентам, тогда как положение последних предоставляет им большие возможности заявить о себе. Кроме того, этот запрет не распространяется на крупные юридические консалтинговые фирмы, действующие на международном уровне, и на страховые компании, которые также предлагают юридическую помощь.

Таким образом, запрет в отношении практикующих независимых юристов выступает инструментом охраны интересов некоторых привилегированных членов профессии. Однако, по мнению Суда, страховые компании нельзя сравнивать с членами коллегии адвокатов, занимающимися самостоятельной практикой, чей особый статус отводит им центральное место в системе отправления правосудия в качестве посредников между публикой и судами.

Это объясняет ограничения, налагаемые на поведение членов коллегии адвокатов, а также полномочия по контролю и надзору за их соблюдением, возложенные на советы. Суд не нашел нарушений ст. Благодаря прямым непрерывным контактам со своими членами руководство коллегии адвокатов и суды страны находятся в лучшем положении, чем Международный суд, чтобы определить, как в данный период времени найти равновесие между различными интересами: требованиями надлежащего отправления правосудия, достоинством профессии, правом каждого получать информацию об оказываемой юридической помощи и предоставлением членам коллегии адвокатов возможности рекламировать свою адвокатскую практику.

В России, в отличие от Испании, Кодекс профессиональной этики адвокатов ст. Статья 8 Конвенции способствует реализации адвокатами своих прав, так как понятия "личная жизнь", "жилище", "корреспонденция" рассматриваются Судом в широком смысле. Если Суд установил, что разбирательство касается личной или семейной жизни, жилища или корреспонденции, то он начинает проверять суть жалобы в рамках ч.

Профессиональная тайна адвоката в практике Европейского суда по правам человека

В г. ЕСПЧ вынес значительное число решений по вопросам соблюдения международных стандартов защиты прав человека в уголовном судопроизводстве. Большинство из них основаны на устойчивой прецедентной практике ЕСПЧ, формирующейся по итогам рассмотрения повторяющихся дел. К кругу стандартных нарушений конвенционных прав человека в сфере уголовного судопроизводства продолжают относиться несоблюдение стандартов эффективного расследования и восстановления прав лиц, пострадавших от насилия со стороны правоохранительных органов; унижающие человеческое достоинство условия содержания и транспортировки лиц, находящихся под стражей; несоблюдение гарантий прав задержанных от произвольного и необоснованно длительного лишения свободы.

На фоне повторяющихся дел можно отметить отдельные прецеденты ЕСПЧ, вносящие заметный вклад в развитие системы конвенционной защиты и дающие российскому правоприменителю и судебному юристу новые возможности для защиты прав личности от их необоснованного ограничения.

По мнению ЕСПЧ, национальное расследование имело ощутимые практические результаты, так как привело к осуждению пяти лиц за совершение указанного преступления. Также ЕСПЧ установил нарушение стандарта оперативности проведения расследования из-за отсутствия точных данных о личности заказчика преступления, начиная с г. Примечательно, что на выводы ЕСПЧ не повлияли сведения о значительном количестве томов уголовного дела и объеме собранных по нему доказательств, так как этого для установления личности заказчика убийства в течение 10 лет с момента его совершения оказалось недостаточно.

Названное постановление ЕСПЧ представляет особый интерес с точки зрения применения нюансированной системы критериев для оценки эффективности расследования именно заказных убийств, при которой установление личности исполнителей и пособников преступления не исключает вывода о нарушении государством процессуального аспекта ст.

На фоне серии типичных постановлений ЕСПЧ, вынесенных в г. Суть жалобы заявителя в этом деле состояла в том, что власти нарушили положения ст. Согласно материалам дела национальный суд пришел к выводу о допустимости смягчения наказания в связи с наличием положительных характеристик с места работы осужденных, отсутствием у них судимости и законопослушным поведением после совершения преступления.

Признав назначенное сотрудникам полиции наказание необъяснимо мягким, ЕСПЧ также обратил внимание на низкий размер выплаченной заявителю компенсации причиненного ему морального вреда в размере, эквивалентном евро, что значительно меньше сумм справедливой компенсации, присуждаемой в аналогичных случаях ЕСПЧ. В итоге в постановлении ЕСПЧ сделан вывод о нарушении положений ст. Данное постановление ЕСПЧ вызывает особый интерес на фоне продолжающихся дискуссий о содержании принципа субсидиарности системы конвенционной защиты прав человека и пределов усмотрения национальных государств в сфере исполнения их обязательств по ст.

Правовые гарантии ст. В указанном постановлении ЕСПЧ вернулся к проблеме содержания подсудимых в залах судебных заседаний с использованием стеклянных ограждающих конструкций, препятствующих эффективной в том числе конфиденциальной коммуникации подсудимого с его защитниками. Как и в предыдущих делах, вопрос об использовании стеклянных конструкций для содержания подсудимых в залах судов не нашел однозначной трактовки в практике ЕСПЧ.

Обращаясь к оценке совместимости данной меры обеспечения безопасности в зале суда, ЕСПЧ принял во внимание такие факторы, как:. Примечательно, что ЕСПЧ отверг возражение Правительства РФ о том, что подсудимые не заявляли жалоб на их содержание в период судебного разбирательства в стеклянной кабине и связанные с этим препятствия для получения помощи защитников.

ЕСПЧ детально проанализировал конструктивные особенности кабины, которые могли влиять на эффективность коммуникации подсудимых с защитниками, включая недостаточные размеры сквозного окошка и высоты, на которой оно расположено.

Необоснованное применение стеклянной конструкции в совокупности с дополнительными мерами обеспечения безопасности в зале суда, широкое медийное освещение хода процесса и положения подсудимых в нем, а также отсутствие организационно-технических возможностей для конфиденциального обмена информацией между подсудимыми и защитниками привели ЕСПЧ к выводу о нарушении российскими властями требований ст.

Предметом рассмотрения ЕСПЧ явилась ситуация, при которой заявитель был осужден на один год лишения свободы за применение насилия в отношении представителя власти. Отметив наличие смягчающих наказание обстоятельств, суд указал в приговоре на то, что наказание в виде лишения свободы должно быть реальным в связи с отсутствием у подсудимого постоянного места жительства в Москве.

ЕСПЧ отметил, что такая мотивировка назначенного наказания создавала дискриминационное отличие по признаку места жительства между заявителем по данному делу и другими подсудимыми, которым в сравнимых обстоятельствах назначалось наказание в виде условного лишения свободы или штрафа.

Отсутствие в приговоре разумного обоснования причинно-следственной связи между необходимостью назначения наказания в виде реального лишения свободы и отсутствием постоянного места жительства подсудимого в регионе по месту рассмотрения дела позволило ЕСПЧ установить нарушение ст. В нем ЕСПЧ акцентировал внимание на требованиях к своевременной формализации правового статуса и составлению протокола задержания в отношении лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления.

В частности, указано, что гарантии ст. Для определения момента, с которого задержанным должны быть разъяснены соответствующие права, ЕСПЧ обратил внимание на необходимость незамедлительной регистрации государством случаев ограничения свободы передвижения. Также ЕСПЧ негативно оценил в данном решении практику административных задержаний в целях изобличения лиц в совершении преступлений, сопровождающихся игнорированием процедурных гарантий по УПК РФ. ЕСПЧ акцентировал внимание на имплицитном подразумеваемом положении п.

Поводом к рассмотрению дела стало обвинение заявителя в изнасиловании дочери председателя суда, судьи которого впоследствии рассматривали вопрос о заключении заявителя под стражу. ЕСПЧ среди прочего установил, что процедура, когда заявления об отводе судей рассматриваются теми же судьями, кому заявлены отводы, не соответствует положениям Конвенции. Вышестоящий судебный контроль за законностью применения меры пресечения в данном деле не смог нивелировать нарушения Конвенции, так как вышестоящий суд не произвел независимой оценки доводов заявителя и предубежденности судей нижестоящего суда.

ЕСПЧ заострил внимание на проблеме разграничения видов запрещенного ст. Избиение в отделе полиции с целью получения признательных показаний было квалифицировано ЕСПЧ как бесчеловечное обращение, что вызвало противоречивые особые мнения отдельных судей по указанному вопросу. ЕСПЧ последовательно признает использование в доказывании показаний подозреваемых, полученных путем применения насилия или угрозы его применения, нарушающим справедливость судебного разбирательства независимо от степени значимости данных показаний.

Данное решение подтвердило применимость упомянутого стандарта и для уголовных дел, рассматриваемых судом с участием присяжных заседателей. ЕСПЧ в очередной раз дал свою оценку практике составления заявлений о явке с повинной в отсутствие защитника. С точки зрения ЕСПЧ, нормы национального закона, не требующего присутствия защитника во время этой процедуры, не отменяют гарантий Конвенции, согласно которым доступ к защитнику в течение первых часов с момента фактического задержания по подозрению в преступлении может быть ограничен лишь при наличии исключительных причин.

При их отсутствии любые заявления и доказательства, полученные с участием заподозренного лица, считаются добытыми с нарушением его права на получение помощи защитника.

При отклонении ходатайств подсудимого об исключении из числа доказательств заявления о явке с повинной как недопустимого доказательства ссылки национальных судов на то, что закон не предусматривает обязательного участия защитника во время получения такого заявления, ЕСПЧ признает лишающими заявителя эффективной возможности оспорить использование названных доказательств.

ЕСПЧ еще раз обратил внимание, что даже при отсутствии признаков телесных повреждений сам факт нахождения лица в условиях ограничения свободы в полицейском участке в течение нескольких часов при отсутствии возможности воспользоваться помощью защитника представляет собой принудительное воздействие на такое лицо.

Если заявление о явке с повинной имеет центральное значение для итогов судебного разбирательства, ЕСПЧ признает нарушенной его общую справедливость со всеми обычно вытекающими из этого последствиями.

Согласно выводам суда основным доказательством против заявителя был протокол осмотра транспортного средства, составленный с участием понятых. Несмотря на то что дело не было основано на показаниях самого задержанного, ЕСПЧ установил нарушение подп.

ЕСПЧ в ответ на довод властей о том, что заявитель отказался от адвоката, подчеркнул, что отказ от такого права не может презюмироваться исходя из каких-либо обстоятельств дела например, из отсутствия ходатайства заявителя о получении помощи защитника.

Такой отказ может быть заявлен только ясно и недвусмысленно после своевременного и надлежащего информирования задержанного о содержании данного права и разъяснения последствий отказа от него. Главная ценность данного решения заключается в уточнении стандарта защиты права стороны защиты на вызов и допрос свидетелей в своих интересах в ходе судебного разбирательства уголовного дела.

При оценке обоснованности отказа суда в вызове свидетеля следует учитывать, насколько мотивированным является решение суда в данной части, а также вопрос о том, каким образом отсутствие данного свидетеля и невозможность использования его показаний повлияли на общую справедливость судебного разбирательства то есть, в какой мере это обусловило исход рассмотрения дела.

В данном деле нарушения прав заявительницы установлены не были, так как ЕСПЧ посчитал, что сторона защиты недостаточно подробно и конкретно обосновала необходимость вызова свидетелей в контексте той процессуальной позиции, которую сторона защиты отстаивала в судебном заседании свидетели появились уже после того, как изъятые из обращения предметы были, по мнению заявительницы, ей подброшены. Email адрес. Обращаясь к оценке совместимости данной меры обеспечения безопасности в зале суда, ЕСПЧ принял во внимание такие факторы, как: размещение вооруженных сотрудников полиции и судебных приставов лицом к стеклянной кабине, за которой находились подсудимые по уголовному делу, что блокировало возможность конфиденциального общения между защитниками и подсудимыми; нахождение возле кабины служебной собаки при отсутствии разумных объяснений необходимости применения данной меры; широкое освещение хода процесса в российских и зарубежных СМИ, которые транслировали видеоизображение подсудимых в стеклянной клетке.

Осипов Артем К. Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях в этом блоге.

В нем приняли участие адвокаты и юристы.

Cуд выявил нарушения прав 23 адвокатов и юристов при проведении обысков в их офисах и жилье, присудив им компенсацию морального вреда и судебных расходов на общую сумму свыше тыс. Заявителями жалоб выступили 20 адвокатов, три частнопрактикующих юриста, а также три доверителя одной из обратившихся в ЕСПЧ адвокатов. Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн обратил внимание на вывод о необходимости распространения гарантий, имеющихся у адвокатов при проведении обыска, на частнопрактикующих юристов.

УЧАСТИЕ АДВОКАТА В ЕВРОПЕЙСКОМ СУДЕ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

В г. Россия ратифицировала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, а также признала обязательной юрисдикцию ЕСПЧ. В данной статье мы попытались проанализировать некоторые вопросы, посвященные обеспечению прав человека и основных свобод при осуществлении адвокатской деятельности в уголовном процессе, влиянию решений Европейского суда на формирование статуса адвоката в целом.

В г. ЕСПЧ вынес значительное число решений по вопросам соблюдения международных стандартов защиты прав человека в уголовном судопроизводстве. Большинство из них основаны на устойчивой прецедентной практике ЕСПЧ, формирующейся по итогам рассмотрения повторяющихся дел. К кругу стандартных нарушений конвенционных прав человека в сфере уголовного судопроизводства продолжают относиться несоблюдение стандартов эффективного расследования и восстановления прав лиц, пострадавших от насилия со стороны правоохранительных органов; унижающие человеческое достоинство условия содержания и транспортировки лиц, находящихся под стражей; несоблюдение гарантий прав задержанных от произвольного и необоснованно длительного лишения свободы. На фоне повторяющихся дел можно отметить отдельные прецеденты ЕСПЧ, вносящие заметный вклад в развитие системы конвенционной защиты и дающие российскому правоприменителю и судебному юристу новые возможности для защиты прав личности от их необоснованного ограничения. По мнению ЕСПЧ, национальное расследование имело ощутимые практические результаты, так как привело к осуждению пяти лиц за совершение указанного преступления.

Практика европейского суда по участию в деле нескольких адвокатов

Европейский суд по правам человека о защите по назначению в России. На конец года ЕСПЧ вынес более 10 постановлений в отношении России, в которых рассматривались различные вопросы, связанные с бесплатной юридической помощью по уголовным делам. Причем количество жалоб на недоступность или плохое качество защиты по назначению, коммуницированных[] Европейским судом, продолжает расти. В связи с этим в ближайшие годы можно ожидать увеличения числа постановлений, в которых будет констатировано нарушение права на защиту. Тем не менее уже принятые Судом постановления указывают на ряд проблем в существующей системе защиты по назначению. Анализ этих постановлений необходим для выработки мер, направленных на приведение системы защиты по назначению в соответствие с международными стандартами. Защита по назначению на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. Европейским судом было вынесено несколько постановлений, в которых рассматривались вопросы, связанные с защитой по назначению на стадии предварительного расследования.

В ходе разбирательства в Европейском суде адвокат обладает теми же полномочиями, что и заявитель. В целом содержание прав и обязанностей адвоката в Суде является схожим с правами и обязанностями представителя по российскому процессуальному законодательству.  Согласно прецедентной практике Европейского суда возмещение судебных расходов и издержек возможно при условии выполнения следующих требований.  Например, в деле «Читаев и Читаев против России» адвокаты заявителей в подтверждение своих расходов и издержек представили Европейскому суду детализированный расчет на ,90 евро, который включал себя следующие аспекты.

В этом деле была обобщена и получила дальнейшее развития практика Суда по делам о провокации преступлений. Изучение именно данного постановления, на наш взгляд, даст наиболее полное представление о том, какие действия властей Европейский Суд может счесть провокацией, и на какие моменты необходимо обратить внимание адвокату для наиболее эффективной защиты прав доверителя в подобных случаях. В данном блоге попытался рассмотреть практику Европейского Суда по правам человека далее — ЕСПЧ , применимую к случаям нарушения судами общей юрисдикции Российской Федерации при рассмотрении гражданских дел положений ст. Естественно, что приведена не вся имеющаяся практика ЕСПЧ относительно нарушений ст.

ЕСПЧ – на защите прав российских адвокатов и юристов

Европейский Суд по правам человека является международным органом, юрисдикция которого распространяется на все государства — члены Совета Европы, ратифицировавшие Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, которая вступила в силу 3 сентября г. Участниками Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод являются подписавшие ее государства, которые приняли на себя обязательства признавать, соблюдать, обеспечивать реализацию и эффективную защиту прав и свобод человека каждому, находящемуся под их юрисдикцией. Конвенция не только провозгласила основополагающие права и свободы человека, но и создала особый механизм их соблюдения и защиты, заключающийся в функционировании ЕСПЧ. Европейский Суд по правам человека призван обеспечивать неукоснительное соблюдение и исполнение норм Европейской конвенции государствами, являющимися членами Совета Европы.

Влияние решений Европейского суда по правам человека на формирование статуса адвоката

Часто, когда идет речь о рассмотрении жалоб в Европейском суде по правам человека, об исполнении постановлений ЕСПЧ и влиянии этих постановлений на правовую систему Российской Федерации, заявители и адвокаты говорят, как будто о двух разных судах. Одни утверждают, что ЕСПЧ это доступно, просто, быстро и эффективно, другие говорят об обратном. При обращении в ЕСПЧ определяющее значение будет иметь, то является ли Ваше дело повторяющимся или делом с устоявшейся прецедентной практикой Европейского суда.

[YANDEXREETEXTUNIQ-1-2]

.

.

.

Комментариев: 2
  1. adstaldido

    Предлагаю сократить поголовье скота в верховной зраде до 0 с помощью огня и свинца.

  2. Софья

    ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

© 2018-2021 Юридическая консультация.